Акционерное общество «Вятское машиностроительное предприятие «Авитек»
Меню

Детство, украденное войной. Яков Михайлович Целищев

27 Марта 2020

Более двадцати лет отработав в кузнице нашего предприятия, Яков Михайлович Целищев с улыбкой и теплотой вспоминает тот профессиональный период, а вот про военные годы рассказывает скупо и неохотно. «Не дай Бог никому войну увидеть, - сетует Яков Михайлович. И хоть не довелось ему по возрасту сражаться на фронте, «хлебнуть лиха» пришлось всё же немало…
В тридцатые годы прошлого столетия деревень около Истобенска, что в Оричевском районе, было много, и каждая дворов на пятьдесят, а то и на сто. Земель для пастбищ и посевных не хватало, вот и занимались сельские жители овощеводством – свежим да качественным урожаем снабжали весь Урал и Север. Лошадей держали почти в каждом дворе, так как мужики извозом на жизнь зарабатывали, продукты в Котельнич да Вятку доставляли. «Родина моя – огуречная, - вспоминает Яков Михайлович, - на всю жизнь в памяти остались довоенные сельские ярмарки, когда в Истобенск съезжалось огромное количество народа. Меня отец пару раз брал с собой, и помню я и огурцы в дубовых кадках, и лошадей, пригнанных на продажу, и горы лаптей, привезённых из других окрестностей для обмена на продукты. Яркие это были дни, запоминающиеся, особенно для меня, пацанёнка». В деревне Целищевы, родине Якова Михайловича, была начальная школа, за средним же образованием надо было ехать в Истобенск. Да только образование у Якова Михайловича так и осталось на четвёртой ступени – окончить десятилетку помешала война.
В первые дни июля сорок первого окрестные деревни наполнились не прекращающимся женским плачем: провожали новобранцев. Отец Якова, одним из первых получивший повестку, был отправлен военным эшелоном в Тулу, и больше о нём не было никаких известий, лишь скупая фраза: «Пропал без вести». Пятеро детей остались без отца, и все тяготы военной жизни обрушились на них. Детство в одночасье закончилось. Трудились подростки наравне с взрослыми: пахали, сеяли, боронили, молотили, копали и сажали картофель, косили и сушили сено, пасли лошадей – да мало ли в колхозе тяжёлого труда, непосильного для хрупких детских плеч. Однако не жаловались, не ныли, детским умом понимая, что так надо. Голодали, конечно, но в деревне можно было на подножном корму перебиться: ягодах, грибах, траве да коре. Запомнилось Якову Михайловичу, как на берегу Вятки около деревни мельница стояла, и как они с мальчишками по воскресеньям, когда мельница не работала, бегали туда муку есть.
9 мая 1945 года осталось в памяти сырым и хмурым днём. Около сельсовета собрались бабы и ребятишки, чтобы перемётывать прошлогоднее сено, несмотря на погоду. И вдруг прискакал нарочный с известием о Победе, что тут началось – крики, смех, плач. Все вилы побросали и побежали по домам радостную новость сообщать, а потом всей деревней общий стол накрывали…
В 1951 году забрали Якова Михайловича в армию, и попал он в красавицу Ригу, в войска Госбезопасности. Война вроде бы давно отшумела, но в приграничных лесах было неспокойно: различные банды и дезертиры мешали жить мирному населению. Вот тут и довелось новоиспечённому солдату поучаствовать в боевых действиях – бандиты предпочитали живыми не сдаваться. «Страшно бывало, - вспоминает Яков Михайлович, - окружаем хутор, а оттуда непрекращающимся огнём автоматным нас встречают. Так у меня друга, сержанта-сибиряка, зацепило: демобилизовался калекой. А бывало, зайдём в лес, а там землянок нарыто видимо-невидимо, где в нищете и грязи латыши-выселенцы живут. Ох, и насмотрелся я на людские страдания». После своего срока отправили молодого солдата еще в Сибирь в железнодорожные войска, так и составил армейский стаж Якова Михайловича почти четыре года. Демобилизовавшись, вернулся он в родную деревню и устроился в колхозную кузницу молотобойцем: здоров и силён был, да и огня не боялся. Постепенно и семьёй обзавелся, хозяйством, но появилось желание в город перебраться, денег подзаработать. В Кирове на нашем заводе кузен работал, который и предложил в заводской кузнице силы попробовать. Вот и отправился Яков Михайлович город покорять, сначала без семьи, а потом, обустроившись, и сына с женой перевёз. «В 1961 году я на завод пришёл, - рассказывает Яков Михайлович, - подручным кузнеца сначала в цехе 6 работал, потом нагревальщиком. Мастер заметил, что управляться с огнём умею и в ученики поставил. Дело быстро пошло, и остался я кузнецом-штамповщиком горячего металла. Много через мои руки деталей прошло, особенно запомнил, как коленвалы к холодильнику по четыре тысячи за смену штамповали. Ух, и грохот у нас в кузнеце стоял! Как трёхтонные прессы заработают, так по всей Филейке слышно было. А вообще работа в кузнеце тяжёлая, жаркая была. Оборудование работало на жидком топливе – мазуте, а от него грязь, копоть. За смену столько железа перекидаешь, что руки-ноги гудят, но работа мне всё равно нравилась. Было время, переходил слесарем тросовых изделий, но вернулся обратно на молоты, к печам, и двадцать лет отстоял в кузнеце».
За свой добросовестный труд не раз премировался Яков Михайлович, несколько раз становился Победителем социалистического соревнования, популярного в те годы, а в 1981 году был награждён медалью «Ветеран труда», но особо ценной считает всё же медаль 1947 года «За доблестный труд во время Великой Отечественной войны». Вместе с женой своей Галиной Васильевной, которая тоже всю жизнь проработала табельщицей на нашем предприятии, живут они в любви и согласии вот уже 57 лет, воспитав двоих сыновей, помогая воспитывать внуков и правнуков. Выйдя на пенсию, ещё много лет работал Яков Михайлович плотником-заливщиком в спорткомплексе «Факел», и не одно поколение хоккеистов и любителей катания на коньках вспоминали его добрым словом за идеально залитый лёд в «коробке» и на стадионе.
Что и говорить: дети войны познали горечь жизни раньше, чем научились понимать эту жизнь. Но, несмотря на трудности, встречавшиеся на пути, в свои 83 года не утратил Яков Михайлович своего оптимизма и бодрости, юмора и задора, справедливо считая, что прожил достойную и счастливую жизнь, в которой физического труда хватило аж на троих людей.


Возврат к списку