Акционерное общество «Вятское машиностроительное предприятие «Авитек»
Меню

Много пройдено дорог. Иван Ильич Крупин, Ангелина Алексеевна Крупина

27 Марта 2020

С первого дня Великой Отечественной войны все части и соединения Дальневосточного военного округа были приведены в боевую готовность. Воины - амурцы рвались на фронт, туда, где решалась судьба страны. Но обстановка на Дальнем Востоке оставалась чрезвычайно напряженной: в Маньчжурии были сконцентрированы японские войска, достигавшие численности одного миллиона человек. Подписанный с Японией в апреле 1941 года договор о нейтралитете мог быть в любой момент разорван японской стороной. Сосредоточенная у нашей дальневосточной границы Квантунская армия японских захватчиков представляла серьезную опасность. У границ Амурской области наиболее мощными и важными были Сахалянский и Суньуский укрепленные районы японцев. Первый из них находился прямо напротив Благовещенска, именно в этот город, в снайперскую школу, в январе 1945-го года для виртуозного овладения снайперским оружием был направлен рядовой 33-го стрелкового полка Иван Крупин. Три месяца в снайперской школе пролетели как один долгий день. От бесконечных тренировок по стрельбе сводило пальцы руки, от напряжения слезились глаза, постоянно хотелось спать, но расслабляться было нельзя – их готовили для войны с Японией, опасным и сильным противником. Из последнего, третьего выпуска снайперской школы был сформирован 614-й стрелковый полк, входивший в 396-ю стрелковую дивизию 2-й Краснознамённой армии под командованием генерал-лейтенанта М. Терёхина.
…Военная разведка 614-го стрелкового полка получила задание: взять японского «языка» любой ценой. До войны с Японией оставалось чуть меньше месяца, и любые сведение о состоянии Квантунской армии были жизненно необходимы. Разведывательная группа, в составе которой находился Иван Ильич, вышла ранним утром на задание из деревни Сковородино близ Благовещенска. Целый день шли вдоль Амура, к ночи их по двое на лодке переправили на тот берег, на японскую территорию. Переночевать пришлось прямо в высокой траве, и Иван Ильич даже во сне вновь почувствовал терпкий, чуть горьковатый запах сочной речной травы. Когда забрезжил рассвет, подползли к японскому лагерю, состоящему из одной большой палатки, возле которой вышагивал часовой. «Сикабуна! (Бросай оружие!)» - крикнул часовому командир группы. Часовой растерялся, но винтовку не выбросил. Тут из палатки выскочили ещё японцы - пришлось открыть огонь на поражение. Чудом оставшегося в живых часового захватили в плен, и разведчики отправились в обратном направлении. А там, у Амура их разведгруппу уже встречал катер. Поднявшись на борт, Иван вдруг услышал, как кто-то позвал его по имени, и, оглянувшись, увидел двухметрового красавца-моряка с лицом двоюродного брата, которого не видел с детства. Брат-великан сжал в крепких объятиях Ивана, и … тот проснулся. Почти каждую ночь на протяжении многих мирных лет снится война Ивану Ильичу, почти каждую ночь ходит он в разведку. Война с Японией была короткой, но достаточно трудной. Японцы, искусные воины, сражались очень отчаянно и агрессивно. При боях в Маньчжурии, при освобождении Харбина, Сахаляна и других японских городов насмотрелся Иван Ильич на японцев, но того испуганного мальчишку-часового помнит всю жизнь.
После окончания войны в сентябре 1945 года молодому солдату Ивану Крупину предложили окончить полковую школу на командира отделения в Николаевске-на-Амуре. Он согласился, а в 1946 году подписал обязательство о неразглашении своей дальнейшей секретной службы. Срок обязательства давно прошёл, и теперь Иван Ильич признаётся, что до 1951 года служил в химических войсках, охранявших секретные объекты, связанные с производством атомной бомбы в Челябинске-40 (ныне химзавод «Маяк» в г. Озёрске). После демобилизации, приехав в Киров, где на заводе №32 работали его младшие сёстры, бывший солдат устроился в цех 16 слесарем-медником, да так тридцать семь лет там и проработал. Сложной, ответственной работы молодой человек не боялся, поэтому, быстро освоившись на заводе, начал работать по доверенности ОТК, с личным клеймом. Ручной труд правильщика холодного металла с применением газовой горелки был на заводе одним из самых тяжёлых, но трудолюбия и интереса к работе Крупину было не занимать. За высочайшие производственные показатели, за добросовестный, безупречный труд на предприятии фотографии Ивана Ильича можно было встретить и на заводских, и на городских, и даже областных Досках Почёта. За свою яркую трудовую жизнь этот талантливый специалист внёс немало рационализаторских идей в свой производственный процесс, обучил огромное количество учеников, делясь с ними секретами своего мастерства и опыта. Надёжным тылом и поддержкой на жизненном пути стала жена, Ангелина Алексеевна Крупина, проработавшая на заводе сорок два года. Всю жизнь честно трудились супруги Крупины в цехе 23, отдавая производству и силы, и время, и здоровье. Они и познакомились в цехе, который стал для них вторым домом, смыслом всей их нелёгкой, но насыщенной и открытой жизни. Коллектив цеха был замечательный, сплочённый, творческий, и семейная пара никогда не оставалась в стороне, поддерживая все мероприятия, праздники, собрания. Иван Ильич долгое время избирался членом партбюро цеха, профгруппоргом, а во время проведения различных выборов на добровольных началах ходил агитатором по домам. Ангелина Алексеевна, от природы обладая бойким и весёлым нравом, всегда и во всём поддерживала мужа, гордилась его производственными заслугами и составляла ему достойную пару, пройдя путь от простого распределителя до старшего диспетчера крупного цеха. 24 апреля 2014 года Крупины отметили 62-ю годовщину семейной жизни. Много в жизни было пройдено дорог, много было радости печали, и, вспоминая прошлые времена, супруги отмечают, что прожили хорошую, достойную жизнь. Пусть здоровье пожилой пары стало слабым, пусть радостей стало меньше, но живы воспоминания, жива надежда на лучшие времена, и живы ещё любовь и уважение друг к другу.


Возврат к списку