Акционерное общество «Вятское машиностроительное предприятие «Авитек»
Меню

Судьба играла его жизнью. Александр Григорьевич Овечкин

27 Марта 2020

17 декабря 2019 года ветерану малярно-гальванического цеха 7 Александру Григорьевичу Овечкину исполнилось 100 лет.
Накануне юбилея мы встретились с нашим героем и его гостеприимными сыновьями – Владимиром и Виктором. Александр Григорьевич оказался прекрасным рассказчиком с ясной памятью, живым умом и чувством юмора. В течение всей беседы мы удивлялись, как он хорошо помнит многие факты и фамилии людей, как грамотно строит свой рассказ, не повторяясь и не путаясь в мелочах, как точно даёт оценку современной жизни. Удивительный человек! Удивительная жизнь, вместившая в себя несколько эпох! Но именно из судеб таких обычных людей и складывается наша история.
Родился Александр Григорьевич в Кировской области в Подосиновском районе в деревне Ножевица. Это потом, в 1941 году, Подосиновский район вошёл в состав нашей области, а в то время деревня, где родился наш герой, относилась к Северному краю, и морозы зимой там доходили до отметки сорок с лишним градусов.
Мать Александра умерла через шесть недель после родов, и первые восемь лет мальчик воспитывался в доме у её родителей. В 1927 году отец с новой женой переехали на
заработки в областной центр, и маленький Саша пошёл в нулевой класс, несмотря на то, что школьный период начинался с 9 лет. Его учительницей в начальной школе № 9
(позднее № 24) г. Кирова стала Аполлинария Николаевна Тепляшина, заслуженный учитель РСФСР, кавалер двух орденов Ленина. Среди учеников А. Н.Тепляшиной были в своё время известные люди нашего края: писатели А. А. Лиханов, Л. В. Дьяконов, целая
династия вятских кукольников Афанасьевых, преподаватели, учёные, врачи, инженеры. А. Н. Тепляшина стала первой и единственной учительницей для Александра Григорьевича, потому что в 13 лет его детство закончилось. Первый рабочий опыт он получил в артели
сапожников, куда его устроили учеником. Работа сапожника была несложной, но и не-интересной, и через год по личному желанию Александр уволился. В 1934 году
появилась возможность перейти в студенческую столовую № 2 при НКВД, где молодой человек два года отработал учеником повара. Потом был период работы слесарем на заводе имени 1 Мая, и даже опыт работы на шахте в Свердловской области. В1939 году Александр Григорьевич был призван в ряды Красной Армии, и начался новый семилетний период военной службы, принёсший немало трудностей, боли и разочарований…

Молодых призывников 1939 года ,среди которых был и Александр Овечкин, готовили к службе в условиях северного климата: марш-броскам на лыжах, маскировке среди льдов и снега, но капризная судьба решила по-своему, и известие о нападении фашисткой Германии Александр встретил под палящим солнцем Кавказа,
где проходила его предвоенная служба. Через несколько месяцев мотопехотный полк, в котором служил А. Г. Овечкин, получил приказ о передислокации на Западный фронт, и в составе 348 стрелковой дивизии молодой солдат прошёл тяжелейшие дороги войны. Во время Курской битвы летом 1943 года сержант Овечкин был ранен в ногу. Это сражение стало одним из самых запоминающихся для Александра Григорьевича. “Перед наступлением нам выдали по тридцать патронов для винтовки, – вспоминает
ветеран. – А что такое винтовка? Она сделает один выстрел, а немецкий автомат за это время целую “очередь” выдаёт. Страшно было, смерть постоянно рядом шла, но, видно у судьбы на меня другие планы были (улыбается). Помню: подошли мы к оврагу, а там – дзот с пулемётом, который “косит” всех и вся: ни миномёт, ни пушка-сорокапятка его не берут. Майор меня спрашивает: “Пойдёшь в психическую атаку? Возьмёшь дзот – представлю к ордену Красной Звезды”. А что значит психическая атака? Это на дзот практически с голыми руками идти. Верная смерть. Сидим в окопе с товарищами, думаем, как выполнить задание, и в это время неожиданно танк появился. Откуда? До сих пор не знаю. Запрыгнули мы на броню, поехали, дзот раздавили – захлебнулся пулемёт. Когда с танка спрыгивали, смотрим: солдатики, которые ехали впереди, уже мёртвые, да и меня зацепило осколком в голень и бедро. Но, несмотря на ранение, бой продолжал: в плен тогда девяноста одного фрица взяли. Во время боя я свою винтовку бросил и немецкий автомат подобрал, с ним и воевал. А после боя пошёл к санитарам, а без винтовки не принимают – пришлось чужую подбирать. Кое-как, где пешком, где ползком, добрался до санбата, где мне практически без наркоза операцию сделали: чувствовал, как кровь по ноге текла, и осколки, вынимаемые хирургом, падали в медицинский кювет”. Рана в правой ноге оказалась глубокой, долго не заживала, поэтому для сержанта Овечкина начались мучительные дни на больничной койке. Однако ногу удалось спасти, и после прохождения послеоперационного лечения в кировском госпитале, Александр Григорьевич летом 1944 года вернулся на фронт, но уже в качестве танкиста.

33 танковый полк принимал участие в боях за Берлин, и Александр Григорьевич хорошо помнит последние дни войны: “В двадцатых числах апреля 45-го года мы подошли к Берлину. Приказ был готовиться к штурму одного из зданий, но бой так и не начался
– 2 мая немцы выкинули белый флаг. Пока ждали начала штурма, через солдатскую газету узнали, что на рейхстаге водрузил знамя Победы кировский мальчишка Григорий Булатов. После сдачи немецкого здания, нам дали шесть дней отдыха в небольшом
германском городке Каров, а когда мы вернулись 8 мая, отправили на “зачистку” немецкой группировки. Правда, наша помощь там не понадобилась: пехота соседнего полка справилась сама, а мы устроились на отдых. В ночь с 8 на 9 мая я был в наряде.
Вдруг в соседнем лесу послышалась стрельба, стали взлетать в небо красные и белые сигнальные ракеты. Лейтенант выскочил из палатки и спрашивает: “Поднимать людей по тревоге?”, а я кричу: “Беги в штаб, узнавай”. Через несколько минут он вернулся с известием, что война окончилась”.

После войны вернуться домой Александру Григорьевичу пришлось не сразу. “В первую очередь демобилизовали “старичков” – солдат старше 50 лет и тех, у кого по три ранения
было, – рассказывает Александр Григорьевич. – Набрали целый эшелон“ старичков” и отправили, а через некоторое время по солдатскому радио стало известно, что сопровождающие немцы эшелон передали полякам, а те, остановив эшелон в лесу, всех “старичков” перебили. Со вторым эшелоном тоже проблемы были, так что
наш, третий поезд, немцы везли уже через всю Польшу и только на украинской границе нас передали. За всю войну я несколько раз почувствовал на себе “благосклонность” судьбы, а когда уже ехал в поезде домой, один солдатик мне на картах нагадал, что жить я буду долго. Вот и живу, понимая, что от своей судьбы не уйдёшь”.

Вернувшись в Киров в 1946 году, Александр устроился слесарем в гараж МВД, а потом стрелком в ОИТК (отдел исправительно-трудовых колоний) МВД. Но служба не нравилась, и в 1951 году Александр Григорьевич перешёл на завод № 32 учеником то-
каря в цех 1. Начался новый, трудовой этап в нелёгкой жизни нашего героя. В это время у него уже была семья и маленький сын.

За сорокалетнюю профессиональную жизнь (всего трудовой стаж А. Г. Овечкина составил 57 лет – прим. редакции) показал себя Александр Григорьевич грамотным специалистом-станочником, выполнял нормы выработки на 150 – 200 процентов, не имел ни одного взыскания. Работал токарем сначала в первом механическом, потом в 21 и 22 сборочных
цехах, а последние двадцать лет трудился слесарем-ремонтником в цехе 33 (ныне цех 7).
В каждом цеховом коллективе любили и принимали Александра Григорьевича как человека большой душой, способного прийти на помощь, поддержать тёплым ласковым
словом, способного показать пример своей честной жизнью и добро-совестным трудом. “Я в свои годы, наверное, потому не седой, – улыбается Александр Григорьевич, – что
не переживаю и не расстраиваюсь как другие. Я никому не желал зла, честно
жил и трудился. Трудно бывало, но я не унывал и всегда с лёгкостью относился к жизни”.

Тяжёлых испытаний на долю Александра Григорьевича выпало немало, но природный оптимизм, внутренний духовный стержень, обаяние и любовь к жизни всегда помогали ему в трудную минуту, заставляя идти по правильному пути.
Интерес к жизни у Александра Григорьевича не угас и до сих пор: он активно интересуется политикой, с удовольствием слушает аудиокниги, в частности исторические повести и рассказы, общается с внуками и правнуками. Ещё совсем недавно каждый день Александр Григорьевич начинал с физкультурной разминки, в которую обязательно входили упражнения с гантелями, а днём гулял по несколько часов по своему микрорайону, но годы всё-таки берут своё.
И, глядя на этого открытого, спокойного, очень приветливого человека, хочется
поклониться ему в пояс за его жизненный подвиг и пожелать здоровья и
долгих лет жизни! Спасибо Вам, Александр Григорьевич, за Вашу жизнь!


Возврат к списку